NeuroNation - тренировка мозга

Опубликовано: 14.01.2018

Информационная революция стремительно погружает нас в новую среду обитания. Но не глупеем ли мы с той же скоростью, с какой телефоны умнеют? На круглом столе «Будущее ума и технологии» разработчики искусственного интеллекта, футурологи и психологи обсуждали, какие угрозы и возможности создаёт для нашей психики новая технологическая реальность.

Показать полностью…

Андрей Константинов. Мне кажется, мы гораздо больше думаем об опасностях, чем о возможностях. Каждое поколение с болью замечает, как новые технологии разрушают привычный мир, сложившуюся культуру. Всегда кажется, что молодёжь ничего не умеет, не знает и знать не хочет. Если вы не ребёнок, гораздо труднее заметить ростки нового и тем более воспользоваться открывающимися возможностями для собственного развития.

Мы легко замечаем пугающие вещи — например, что отдаём свою память внешним системам, всё хуже запоми­наем. Во всяком случае так кажется, но, может, данные исследований этого не подтверждают? Нам всё труднее концентрировать внимание, мы теряем способность и желание читать длинные книги. Нам вообще всё труднее делать что-то долго, прилагая к этому усилия, сосредотачиваться на чём-то одном. Так можно разучиться думать — мозг ведь вообще очень дорого обходится нам с физиологической точки зрения: он первым в организме получает кислород и глюкозу, причём в огромных количествах.

Раньше большой мозг требовался, чтобы выжить, но нужен ли он сейчас, когда технологии одна за другой отбирают у него функции? Вчера компьютер научился лучше человека играть в го, сегодня — управлять автомобилем, и так каждый день. Зачем тогда большой мозг?

Но можно взглянуть на ситуацию ­иначе: в симбиозе с компьютерами мы знаем больше и ведём себя разумней. Зависая в соцсетях, мы учимся отсеивать ненужную информацию, быстро принимать решения, думать вместе, учимся жить в новом, более сложном мире.

Что такое сознание?

Михаил Бурцев. Сегодня не существует общепринятой теории сознания. Есть только некоторые гипотезы и факты — например, что мы можем что-то воспринимать, не осознавая. Мы знаем, что на осознание требуется около 300 миллисекунд. Знаем, что для осознанного восприятия человеку необходима таламо-кортикальная система, то есть вовлечение таламуса и корковых структур. И если мы вырежем мозжечок или даже целое полушарие, сознание не исчезнет.

Можно предположить, что сознание возникло потому, что позволяет лучше решать основную задачу, которой занят мозг у всех живых организмов. А задача в том, чтобы предвидеть будущее, пытаться его смоделировать и предсказать. Почему это важно? Потому что если вы предвидите последствия, то увеличиваете свои шансы в естественном отборе. Получается, сознание помогает нервной системе лучше моделировать будущее. Таламо-кортикальная система — это система обратной связи, которая участвует в синтезе текущего восприятия и того, что находится в нашей памяти.

Животные, которые учитывают свой опыт, сравнивают текущую ситуацию с тем, что они помнят. Но сознание позволяет проделать мысленное путешествие во времени — представить, что произойдёт, если вы совершите те или иные действия. То есть сознание — это качественное изменение работы нервной системы, которое вывело на новый уровень способность мозга предсказывать будущее.

Следующим прорывом было появление языка — стало легче делиться мыслями и моделировать будущее. Ещё одной эволюционной ступенью стала письменная речь, которая расширила доступные идеи и способы рассуждений. Математический язык позволил сжимать описания, манипулировать абстрактными объектами, делать мощные и точные предсказания. А языки программирования и вовсе могут изменить мир без нашего участия. Таково текущее положение дел. И главный вопрос для меня: каким будет следующий этап в развитии умения моделировать будущее?

Теперь можно вернуться к вопросу, отнимают ли компьютеры и искусственный интеллект наши способности. С точки зрения эволюции они их расширяют. Они дополняют нас, позволяют лучше предсказывать будущее, а значит, повышают способность к выживанию.

Константинов. Вы предлагаете рассматривать компьютерные системы как часть человека, как естественное продолжение, расширяющее наши возможности?

Бурцев. Да, и нашу культуру, и наши знания…

Александр Тхостов. Мне забавно слушать, как про сознание рассуждают физики. Им всё ясно, но ни один философ, ни один психолог этого не знает. То, что было сказано, к сознанию отношения не имеет. Язык, возникающий после сознания, — это нелепость, ведь сознание неразрывно связано с языком.

Бурцев. Вы хотите сказать, что животные не обладают сознанием?

Тхостов. Животные — нет.

Бурцев. Человек, который ещё не овладел языком, тоже не обладает сознанием? Мне кажется, это устаревшая, ошибочная теория.

Тхостов. Мы слишком мало знаем. Единственное, что можно точно сказать про сознание: мы не знаем ни одного случая существования сознания без мозга. Всё остальное — гипотезы и фантазии. И что с нами происходит сейчас, мы тоже понимаем очень плохо. А происходят важные, качественные изменения. По моим данным, в России 15 лет назад словарный запас ребёнка, поступающего в первый класс, составлял примерно 6 000 слов. Сейчас — 3 000.

Алексей Турчин. И ещё тысяча значков-эмодзи!

Мы деградируем?

Тхостов. Речевая деятельность ребёнка сужается — вокруг картинки, компьютерные игры с раннего возраста. И ещё один фактор, важнейший: изменилась педагогическая практика родителей. Ребёнка усаживают перед телевизором и включают мультик, ему не читают книги. В мультфильме «Том и Джерри» нет вообще ни одного слова, в «Ну, погоди!» — два.

Константинов. Да они не смотрят «Ну, погоди!», у них совсем другая культура. Нынешние дети играют в «Майнкрафт» и смотрят видеоблогеров.

Турчин. Ну, это уже где-то в третьем классе.

Пётр Левич. В третьем классе они сами становятся видео­блогерами!

Тхостов. Но при этом едва говорят.

Константинов. Кстати, весь ХХ век рос средний коэффициент интеллекта — я говорю о так называемом эффекте Флинна. Прекратился ли этот рост сейчас?

Тхостов. Расти-то он рос, но всё не так просто. Если мы действительно поумнели, то где учёные масштаба если не Платона и Аристотеля, то хотя бы Канта или Пуанкаре? Несколько лет назад я читал американское исследование, посвящённое школьникам, — а в США огромная база данных, они давно проводят ежегодное измерение IQ. Так вот, по их сведениям, в последние 15 лет уровень IQ стал снижаться. Объясняют это по-разному. В том числе исчезновением элитарного школьного образования. К сожалению, в США восторжествовала гуманистическая психология, приверженцы которой говорят: «Ну для чего ставить детям оценки? Дети должны играть! Нужно всё время создавать у них ощущение успеха, а не указывать, что это не так, то не эдак». Некоторые психологи, правда, начали понимать, что так мы растим монстров — людей, которые не переносят не­успеха в принципе, считают, что их должны всегда хвалить и всё им давать.

Константинов. А что у детей происходит с волевой сферой: она тоже страдает от развития технологий?

Тхостов. Разумеется! Мы наблюдаем нарастание патологий произвольной регуляции и контроля — высших психических функций, которые появляются позже всех и в процессе эволюции, и в индивидуальном развитии ребёнка. Как раньше учили произвольной регуляции и самоконтролю? Наказывали — ставили в угол, например. А знаете, какое главное нарушение у наркомана? Он не понимает слова «нет» — для него есть «я хочу», и всё. Нынешняя распространённость наркомании и другие нарушения влечений как раз и основаны на неразвитости функций произвольной регуляции и контроля.

Левич. Я собирался говорить об опасностях и негативных сторонах будущего, но, кажется, нам сейчас не хватает оптимизма. Поэтому буду оппонировать тезису, что всё становится хуже. В этих наших опасениях нет ничего нового. Они возникли с изобретением письменности, которой мы тоже делегировали какие-то функции сознания и памяти: можно не помнить, а записать. Затем наступил, казалось бы, полный ужас для памяти — книгопечатание, потом интернет, Википедия. Что же, наша память на протяжении истории только слабела? Или бумажные книги её не портят, а портит только Википедия?

Я придерживаюсь точки зрения, что, делегируя отдельные функции нашего сознания технике, мы не становимся более ленивыми или глупыми — наоборот, мы это делаем для того, чтобы работать с более сложными системами. Компьютер обрабатывает информацию, чтобы мы могли работать с метаинформацией, с задачами более высокого уровня. Допустим, надо построить адронный коллайдер. Ни один человек, ни группа людей не способны удержать в голове настолько сложную систему. Нам остаётся либо ждать, пока мы эволюционируем до такого уровня, когда сможем держать в голове все данные о коллайдере, либо отдавать всё больше функций по обработке этой информации компьютеру.

Другой пример: у меня плохая память, я и тут сижу с ноутбуком. Утром мне пришли в голову интересные мысли по поводу предстоящей дискуссии, но если б я не взял ноутбук или просто не записал их, то всё бы забыл. Мог бы, конечно, тренировать память, осваивать мнемотехники. Но мне проще полагаться на компьютер. И когда появится возможность автоматической записи и разметки — «тегирования» собственных мыслей, я буду не против. Да, я лишусь важных навыков работы с памятью, но при этом выйду на более высокий уровень работы с информацией.

Тхостов. Я не утверждаю, что если писать гусиным ­пером, то стихи выйдут лучше, чем если печатать их на компью­тере. Но безусловный факт состоит в том, что современные технологии позволяют людям безнаказанно имити­ровать ум, образованность и знания. Когда тексты делаются при помощи «копипасты», к творчеству это не имеет отношения.

Левич. По сути, знания всегда передавались через «копипасту». Небольшая группа людей — учёные, инженеры — продуцировала знания и технологии, остальные копировали. Сейчас это стало проще.

Продолжение: http://kot.sh/statya/2433/um-i-mashiny
Участник нашей группы, игрок в NeuroNation Александр Мамонов

занимается разработкой интеллектуальных игр под android и

приглашает принять участие в игре и тестировании мобильного приложения "Слова Онлайн(RUS)".

Автора интересует обратная связь с игроками, в ближайших планах выпуск других умных игр и версий под iOS.

Игра: vk.cc/6Bqemg

Группа: https://vk.com/slova_online

«Мозг» с Дэвидом Иглманом

Наиболее сложным из обнаруженного нами во вселенной является человеческий мозг. За последние 20 лет я пытался понять, что же происходит в 3-x фунтовом желе-подобном материале, который каким-то образом становится нами. И для меня, существует одна тайна, абсолютно фундаментальная... Что же такое реальность?

rss